О чем я говорю, когда я говорю о йоге

Спорт — это не мое.

В школе я была тем человеком, которого никогда не выбирают в свою команду на физ-ре.

Я всегда задыхалась после непродолжительного бега и утром зарядке предпочитала глазированный сырок.

В институтские времена из интереса ходила на пилатес (тесный зал на первом этаже жилого здания, возрастные женщины в футболках и ярких носках, коврик с запахом чужого пота). Иногда захаживала и на йогу, но серьезность инструктора и призывы типа «расслабить сфинктер» казались мне страшно претенциозными.

И еще я не могла перестать хихикать.

Однажды я попала на другое занятие и влюбилась в инструктора. Это была тонкая молодая девчонка, она играла на поющей чаше и у нее был приятный голос. Она дала нам позу на баланс и сказала: «Суть не в том, чтобы не упасть. Суть в том, чтобы поймать мысль, которая пришла к тебе за секунду до падения. Именно она и вывела тебя из баланса».

Я подумала, черт, это гениально. Тогда до меня стало доходить, что йога — это не совсем про спорт. Потребовалось еще несколько лет и несколько инструкторов, чтобы понять, она не про спорт совсем.

Была еще другая девушка-инструктор. Она постоянно опаздывала на занятия, объясняя это тем, что не так встали звезды. То, что должно было выглядеть как буддистский подход, было простой необязательностью.

Тогда до меня стало доходить, что не все инструкторы одинаково хороши.

По-настоящему я прониклась йогой, когда ждала сына. Беременность полна тревог и мне нужен был способ справляться со страхом и дискомфортом. Йога подходила идеально. Я занималась ей два, три раза в неделю до самого последнего месяца. Однажды я сказала инструктору, что, к сожалению, не смогу прийти на следующее занятие, потому что в этот день у меня ПДР (Предполагаемая Дата Родов, кто не в курсе). Она снисходительно улыбнулась.

Ну в общем, стоит ли говорить, что Алексей Алексеевич Козлов оказался пунктуален, как маленький лорд Фаунтлерой.

Я до сих пор истово верю, что йога сыграла тут свою благотворную роль. Это, скорее всего, не правда, но тогда до меня стало доходить, что если йога помогает чувствовать себя лучше, то этого уже достаточно. 

Когда Лелик был маленький, я познакомилась с Аленой Ударцевой и ее йогой для мам. Это была отдушина — приходить на занятия с малышами и, пока они ползают, жуют игрушки и тянут друг друга за волосы, вспоминать, что у тебя есть спина, руки, шея. Тянуться, скручиваться, расти вверх, отдавать напряжение в землю. Лежать в шавасане, пропуская через себя хаос и гвалт вокруг.

Йога стала для меня практикой женственности, одой своему, порядком измученному беременностью, родами, заботой о ребенке телу. Полтора часа раз или два в неделю я сидела на коврике и дарила самой себе ментальное и физическое объятье. Алена очень энергичная, воодушевляющая, жизнелюбивая — рядом с ней невозможно чувствовать себя слабой или вялой. Когда не спал, типа, два года, это подпитывает.

Мы занимались всю зиму, весну, летом стелили коврики на земле в парке, а потом даже съездили в йога-лагерь, где практиковали с раннего утра, купались в холодной реке и парились в бане.

Тогда до меня стало доходить, что йога возвращает тебя к себе. 

Параллельно с этим я стала ходить на класс Насти Слуцкой — и это совсем другая история. На те занятия детей не водят, там царит строгость, динамика, спокойствие, это мощная, нацеленная на результат практика. Я ходила на нее недолго, но очень благодарна тому, что оттуда вынесла. Тело стало сильнее и гибче, некоторые базовые асаны стали получаться лучше, а еще я словно прикоснулась к миру серьезной йоги. Ну, знаете, такой, с поездками в Тибет, многочасовыми медитациями, сложными духовными практиками. Прямо сейчас в моей жизни нет места для таких свершений, но я уверена, что Большая Йога показалась мне не просто так.

Вторая беременность была совсем не такая как первая и йога тоже была не такая. Но она была! Я познакомилась с чудесной нежной Машей Куль, полюбила ее сразу и бесповоротно. Я приходила на ее занятия белая от токсикоза, чтобы просто полежать, потянуться, побыть в тишине. Маша — мастер создавать безопасное пространство, она излучает материнское тепло и именно ее йога дала мне гигантский толчок для изучения себя, своих внутренних состояний и того, как мое тело их отражает.

Я занимаюсь йогой уже долго, но у меня нет почти никаких физических результатов — я не умею стаять в бакасане, делать стойку на голове, моя поза моста напоминает, скорее, позу лондонского моста, если вы понимаете о чем я.

И тут до меня начало доходить, что главный результат — он в том, что я продолжаю. Ищу для йоги место в своей жизни. Пандемия и дети не дают выбираться на классы в офлайн, но каждый день стараюсь делать хоть пару асан или нахожу 10-20-30 минут на тренировку по приложению Nike, видео Тони Арно или канала Yoga with Adriene. Если этого нет — чувствую себя недожаренный блинчиком.

Когда совсем худо, могу уложить Нину, поставить Лехе мультик и просто полежать в шавасане. Дыхание, изученное в йоге, помогает мне при сильных физических и эмоциональных нагрузках — в родах, например. И — не смейтесь, — когда съезжаешь на лыжах с горки. А, еще когда в темноте наступаешь на лего — полезно подышать уджайи.

Все это пишу не для того, чтобы декларировать, что я какая-то особенная молодец. Я так не думаю.

Просто захотелось проследить свой путь в разрезе конкретного дела — дела, которое я долго считала «не своим», потом также долго пыталась интегрировать в свою жизнь и которое внезапно стало таким же привычным и важным, как просмотр сериалов или ежедневная прогулка по райончику.

P.S. Кстати, иногда я все еще хихикаю над просьбой «расслабить сфинктер»🤷‍♀️

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to Top
Яндекс.Метрика